Апельсин блатной жаргон. Тюремный жаргон

Тюремные фразы и слова с толкованием

Апельсин блатной жаргон. Тюремный жаргон

В истории человечества с её многообразием культурных тенденций всегда находились определённые слои людей, по своему поведению и ценностным ориентирам не вписывающиеся в общий стандарт и являющиеся носителями традиций, выходящих за рамки общепринятых норм, но оказывающие влияние на жизнь общества. В России ярким тому примером может служить тюремная субкультура, принесшая в жизнь законопослушных граждан многочисленные тюремные фразы, ставшие основой широко распространённого в наши дни сленга.

Воровской жаргон ― наследник языка торговцев

Поскольку блатные тюремные фразы являются частью русского языка (хотелось бы нам этого или нет), они также попали в поле зрение исследователей, как и все прочие составляющие его элементы.

Серьёзным изучением данного феномена ученые занялись ещё в XIX веке и установили интересный факт. Оказалось, что воровской жаргон не только имеет связь с тайным языком русских торговцев, но и является его порождением.

Даже само его название ― «феня», происходит от совершенно невинного слова «офеня», что значит бродячий торговец, коробейник.

Считается, что причина создания тайного языка лежит в желании скрыть от посторонних ушей всё, что касалось коммерческих секретов ― источники получения товара, закупочные цены, планы по реализации и многое другое.

Но здесь-то и начинается тропинка, ведущая от лавки честного купца к воровскому притону. Дело в том, что сами себя торговцы называли «обзетильниками», и, видимо, неспроста ― глагол «обзетить» на их языке означал обмануть, оставить в дураках.

Очевидно, тайный язык служил ещё и для обмена информацией о том, где и как совершить мошенничество.

Впрочем, многие серьёзные исследователи, и среди них академик Д.С. Лихачёв, придерживались мнения, что едва ли тюремные фразы могли служить надёжным средством конспирации. Специфическая воровская речь скорее может выдать злоумышленника, чем скрыть его намерения.

Кроме того, она хоть и насыщена характерными жаргонными выражениями, но не настолько, чтобы быть непонятной для окружающих.

Правильнее было бы предположить, что назначение «фени» в том, чтобы изобличить в воре «своего» и наряду с другими признаками: манерой одеваться, походкой, татуировкой, жестикуляцией и так далее – подчеркнуть его принадлежность к уголовному миру.

Ещё одна причина того, почему тюремный жаргон, выражения, фразы и прочие характерные элементы речи не могут использоваться для конспирации – их лёгкое усвоение окружающими.

Например, работники правоохранительных органов, то есть именно те, от кого и нужно хранить секреты, без труда осваивают специфический лексикон.

То же можно сказать и о служителях мест заключений, и об арестантах, попавших за решётку, но тем не менее не принадлежащих к уголовному миру. Практика показывает, что блатной язык ― это первое, что постигает каждый новый сиделец.

Бытует ошибочное мнение, что характерные тюремные фразы исчезают из лексикона блатного мира и заменяются новыми, как только их значение становится известным оперативным работникам. Это не так. Исследования в этой области показывают, что очень многие элементы жаргона существуют уже на протяжении нескольких веков.

Достаточно вспомнить широко известные слова: лох (доверчивый простак), шмон (обыск), бабки (деньги), мент (сотрудник полиции), базар (разговор, спор) и многие другие. Эти употребляемые в наши дни выражения встречаются в изданном ещё до революции пособии по изучению языка уголовного мира, предназначенном для следственных работников и называвшемся «Воровской жаргон. Блатная музыка».

Народная речь ― основа блатного языка

Следует отметить и тот факт, что тюремные фразы и выражения при всей своей внешней непривлекательности часто имеют глубоко народные корни.

Каждый «урка» ― так часто именуют себя представители этого социального слоя, является уроженцем какого-то конкретного региона, и в его «фене» часто встречаются выражения, являющиеся отражением языковых особенностей родной местности.

Например, великорусский язык обогатил “блатную музыку” такими словами, взятыми из диалектов различных районов России, как базлать (кричать и ругаться), баклан (мелкий, начинающий вор), ботать (говорить на жаргоне) и так далее.

Особенно активным процесс ассимиляции в блатном языке народных выражений стал в период массовых сталинских репрессий, когда миллионы людей оказались в ГУЛАГе. В этот период блатная “феня” подверглась мощному воздействию всевозможных местных диалектов и говоров.

Кроме того, она вобрала в себя элементы городского сленга и различных видов профессионального жаргона.

Характерно также, что блатной язык, претерпевший к тому времени существенные изменения, отразил в себе многие реалии тогдашнего мира как на бытовом, так и на политическом уровне.

Причины укоренения в современном языке жаргонных выражений

Известно, что с двадцатых и по пятидесятые годы в местах заключения отбывали длительные сроки представители самых различных слоёв общества. Среди них были раскулаченные крестьяне, рабочие, бывшие дворяне, военнослужащие, священнослужители и многие другие.

Все они, оказавшись за колючей проволокой, быстро усваивали принятый там жаргон и привносили в него различные элементы своей лексики.

Принято считать, что именно в этот период «феня», ввиду привнесённых в неё изменений, стала общепринятым языком всех заключённых, независимо от их лагерного статуса.

Те миллионы заключённых ГУЛАГа, кому посчастливилось выйти на свободу, принесли на волю жаргон, ставший за годы заключения неотъемлемой частью их лексикона. Именно огромное количество его носителей обеспечило этой «блатной музыке» широкое влияние не только на разговорный, но и на литературный язык свободного общества.

Жаргон как составная часть современной культуры

Таким образом, в Советском Союзе, ввиду его «особого пути развития», появился уникальный по своей выразительности и языковому богатству тюремный жаргон, фразы и слова которого не имеют аналогов ни в одном другом языке мира.

Являясь «вавилонским столпотворением» и смешением языков, воззрений и представлений о мире, ГУЛАГ ― великая трагедия народа, стал благодатной почвой для создания и распространения блатной фени.

На его просторах она поднялась до неслыханных высот.

Тюремные фразы стали неотъемлемой частью русского языка.

Известно, что многие представители интеллигенции, особенно гуманитарии, прошедшие сталинские лагеря, отмечали в своих записях, что невольно подпадали под влияние этой дикой и яркой стихии, ставшей концентрацией подлинной народной речи.

Они совершенно справедливо указывали на то, что без лексики этого своеобразного жаргона, удивительной этимологии входящих в него слов, знания корней и особенностей, несомненно, обеднеет не только русский язык, но и отечественная история, а как результат, и культура в целом.

Происхождение некоторых расхожих выражений

Продолжая разговор о связи «блатной музыки» с диалектной лексикой, а также разбирая тюремные фразы и их значение, уместно среди прочего вспомнить весьма распространённое в уголовном мире слово лепень (пиджак). Его этимология достаточно интересна.

Когда-то в среде бродячих торговцев-коробейников оно обозначало расписной женский платок (судя по всему, от славянского слова лепота ― красота). Это же значение оно вначале имело и у блатных. Известно, что в долгие часы вынужденного безделья сидельцы расписывали носовые платки и в качестве подарков посылали домой.

Но со временем их изделия получили название марочки (от слова марать, пачкать), а прежнее их наименование перешло к пиджакам, вместо бытовавшего прежде слова клифт.

Комичность некоторых блатных выражений

Надо заметить, что встречаются довольно смешные тюремные фразы и выражения. Например, непосвящённый станет в тупик, услышав словосочетание «гроб с музыкой». Оказывается, это не что иное, как обычное пианино. Или сугубо церковное слово «алтарь», употребляемое как стол судьи.

И уж совсем забавным кажется использование фамилии знаменитого французского киноактёра Бельмондо в значении очень глупый человек, полный дурак.

В целом же тюремные фразы ― прикольные и не очень, часто строятся на основе используемых в обычном языке выражений и придании им нового, подчас совершенно неожиданного смысла, что делает их комичными.

Как ни странно, но на формирование пресловутой «блатной музыки» большое влияние оказали два еврейских языка ― иврит и идиш. Это произошло после того, как в дореволюционной России в результате закона о черте оседлости евреев образовались места их компактного проживания.

В них не замедлили сложиться этнические (в данном случае еврейские) организованные преступные группировки. Их члены общались между собой на идише или иврите ― языках, совершенно непонятных сотрудникам полиции, так как на службу евреев не принимали, и соответственно, переводчиков не было.

Со временем из этих выражений сложился специфический тюремный жаргон, фразы и отдельные слова которого не могли быть поняты представителями власти.

В качестве примера можно привести хорошо всем известное слово шмон (обыск). Произошло оно от ивритского ― шмоне (восемь), и это неслучайно.

Дело в том, что на юге России, где часто селились евреи и где им приходилось отбывать сроки наказания, в тюремных камерах, согласно установленному графику, в восемь часов вечера проводились обыски.

Именно смысловая связь между действием охраны и временем, в которое оно производилось, породила укоренившееся в блатном мире выражение.

Другим примером заимствований из еврейского языка, на этот раз идиша, является слово фраер, происходящее от Frej (свобода). Оно служит для обозначения людей, не сидевших в тюрьме и не имеющих соответствующего опыта.

Кстати, столь употребляемое в нашей жизни слово блат (например, получить что-то по блату) происходит также из идиша. В его основе лежит слово Die Blatte ― лист писчей бумаги или записка.

В данном случае имеется в виду необходимая для устройства дел записка от нужного человека.

Словари блатных выражений

Как уже упоминалось выше, тюремный сленг ― фразы и отдельные слова, употребляемые в уголовном мире, неоднократно становились предметом исследования лингвистов. Начало этому было положено в XIX веке выходом жаргонных словарей В.

И. Даля и И.Д. Путилина. Однако особый всплеск общественного интереса к этой области языкознания спровоцировало появление в 1908 году словаря, составленного В.Ф. Трахтенбергом ― одним из наиболее известных мошенников начала XX века.

Этот выдающийся жулик прославился тем, что продал правительству Франции рудники Марокко, к которым он не имел ни малейшего отношения и которых в глаза никогда не видел. Оказавшись после многочисленных и «славных» похождений в Таганской тюрьме, он заполнял свободное время сбором материала для воровского словаря, в который вошёл тюремный жаргон ― фразы с переводом.

После его нашумевшего издания в разные времена выходили в свет словари и других составителей, но, как показывает даже самое поверхностное ознакомление с ними, все они были попросту переписаны у предыдущего автора и за новой подписью отданы в издательство. Так, вышедший в двадцатые годы словарь В.

Лебедева представляет собой несколько дополненное издание Трахтенберга, а следующий за ним сборник В.М. Попова стал повторением работы Лебедева. Далее С.М. Потапов выпустил свой словарь, ничем не отличающийся от издания Попова.

Кстати сказать, именно в этот период были заложены основы широко практиковавшегося впоследствии лексикографического плагиата.

Воровской жаргон в наши дни

Знатоки современного блатного жаргона считают, что в наши дни он переживает не лучшие свои времена. По их мнению, он неуклонно деградирует. Одной из причин этого явления называют изменившийся контингент мест заключения.

Среди тех, кто оказывается за колючей проволокой, большой процент люмпенов ― людей, имеющих крайне примитивный словарный запас. Сказывается и низкий уровень развития криминогенного слоя молодёжи.

В общем, многие склонны констатировать «падение нравов» арестантского мира.

Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, пообщавшись с нынешними сидельцами, отобрал 15 тюремных фраз, по его мнению, позволяющих составить представление о современной России. Этот неоднократно публиковавшийся документ подводит итог пути, который прошёл за долгие десятилетия русский блатной жаргон.

Оставляя в стороне вопрос об объективности отражения им современной жизни, можно с полной уверенностью сказать, что с фразеологической точки зрения он, несомненно, свидетельствует о непрерываемой преемственности нынешней «фени» и языка прежних обитателей мест не столь отдалённых.

Уж это «без базара»!

Источник: https://FB.ru/article/243815/tyuremnyie-frazyi-i-slova-s-tolkovaniem

Тюремный жаргон фразы с переводом. Что значит жить по понятиям? Воровские идеи. Тюремный жаргон

Апельсин блатной жаргон. Тюремный жаргон

В современном обществе не принято делить людей на какие-либо группы, сословия и касты. Однако это правило не касается мест лишения свободы, где уже на протяжении многих десятилетий существует строгая классификация осужденных на своеобразные группы (или, как говорят на зоне, масти).

Тюремные масти

Масти на зоне – это деление всех заключенных на своеобразные группы, которые отличаются друг от друга тюремным статусом, правами и понятиями.

Абсолютно в любой тюрьме и колонии имеется четкое разграничение всех заключенных на определенные группы или масти: «блатные», «мужики», «козлы» и «петухи». Есть еще и так называемые промежуточные группы, которые меняются в зависимости от конкретного места лишения свободы. К таким «промежуточным» кастам относятся «петухи», «опущенные», «обиженные» и прочие.

Масти на зоне являются довольно закрытыми группами, и перейти из одной касты в другую практически невозможно.

«Авторитеты» зоны

Самой значимой, важной и почетной мастью на зоне являются «блатные». Эта каста самая малочисленная, и попасть в нее просто так не получится. Итак, кто такой «блатной»?

«Блатные» – это настоящая, практически безграничная власть на зоне. Именно члены этой группы устанавливают неписаные правила поведения в местах лишения свободы, следят за порядком на зоне, решают конфликтные ситуации, возникающие между заключенными, и наказывают «провинившихся» по всей строгости тюремного закона.

Особой группой «блатных» являются так называемые воры в законе. Это признанные Причем, они не обязательно должны промышлять кражами. «Вор в законе» – это человек, имеющий безупречную криминальную репутацию, правильные понятия и четко соблюдающий

Если отвечать на вопрос о том,кто такой «блатной», то можно сказать, что который ведет себя «правильно» не только на зоне, но и не имел никаких «косяков» на свободе.

К примеру, «блатные» не должны служить в армии, на воле они не должны были занимать руководящие должности или работать в сфере обслуживания (таксистами, официантами).

В советские времена подобным авторитетам запрещалось иметь семью и состоять в какой-либо политической партии.

Самый главный

Лидером «блатных» является «пахан» – признанный криминальный авторитет. Если же такого на зоне нет, то назначается «смотрящий» – заключенный, выполняющий функции лидера.

«Пахан» и его приближенные (то есть «блатные») обладают на зоне особыми привилегиями. Они могут не работать, оставлять себе из «общака» все, что посчитают нужным.

В современном мире многие «блатные» на зоне взаимодействуют с администрацией и устанавливают те порядки, которые выгодны руководству колонии. Взамен «блатным» создаются комфортные условия содержания (они негласно получают спиртное, анашу, телефоны и прочие блага). Хоть это и не соответствует воровским понятиям, но рыночные отношения в наше время царят и на зоне.

Кто такой «мужик»?

«Мужики» – это, пожалуй, самая многочисленная и нейтральная группа заключенных. В ее число входят арестанты, получившие срок за совершение небольших преступлений. Как правило, это абсолютно случайные в тюрьме люди: попав на зону один раз, они стараются как можно быстрее освободиться и вернуться к обычной жизни на воле.

Среди «мужиков» есть, конечно, и такие арестанты, которых уважают «блатные» и даже прислушиваются к их мнению.

Эта группа заключенных считается нейтральной и довольно многочисленной. И если говорить о том, кто такой «мужик», это тот арестант, который по окончании срока забудет все как «страшный сон» и постарается больше на зону не возвращаться.

«Козлы» – это…

Если принадлежать к двум вышеописанным мастям почетно, то вот попасть в касту «козлов» – значит поставить себя против остальных арестантов. Как правило, к этой масти относят тех заключенных, которые по собственному желанию (а в некоторых случаях и по принуждению) стали сотрудничать с администрацией исправительного учреждения.

Так, если арестант согласился занять должность тюремного библиотекаря или завхоза, то он автоматически попал в касту «козлов». Осужденные, относящиеся к данной масти, активно сотрудничают с руководством тюрем, выполняя все их поручения. В связи с этим остальные арестанты относятся к ним как к предателям.

Подобное положение лишает «козлов» права участвовать в тюремных разборках, их не допускают до «общака», они не имеют права голоса. Между тем, с представителями данной масти можно здороваться, до них можно дотрагиваться и с ними, по желанию, можно общаться.

Врагу не пожелаешь

Масти на зоне неизменны. Из низшей касты нельзя перейти в более авторитетную. Так, «козел» никогда не станет «мужиком» или «блатным». А вот попасть в самую низшую касту можно.

Такая масть, как «петух», – настоящий кошмар для заключенного. Арестантам, попавшим в данную касту, на зоне живется, мягко говоря, не просто. Эту группу заключенных еще называют «обиженными», «опущенными», «неприкасаемыми».

К этой масти относятся пассивные гомосексуалисты и заключенные, наказанные посредствам совершения с ними полового контакта.

Причем, самого полового акта может и не быть: арестанту могут просто провести половым органом по губам, и с этого момента он будет считаться «петухом».

Представители данной масти являются изгоями: к ним нельзя прикасаться, нельзя у них ничего брать.

«Петухи» пользуются отдельной посудой, имеют отдельное спальное место (как правило, при входе в камеру). С ними не принято разговаривать.

«Петухам» запрещено приближаться к остальным заключенным ближе, чем на три шага. Именно они выполняют самую грязную работу в тюрьме – чистят сортиры, моют плац.

Однако, когда «петухов» «употребляют» (именно так принято говорить на зоне), это не считается каким-либо оскверняющим контактом.

Существует и зловещая «традиция» – делать дырки в тарелках, ложках и кружках «петухов». Для того чтобы зеку, относящемуся к этой касте, покушать или попить, необходимо затыкать дырки пальцами. И это самое безобидное унижение из тех, которым подвергаются «петухи».

Тюремные законы являются очень строгими и жестокими. Поэтому малейшее отступление от установленных норм поведения неминуемо ведет к наказанию. Так, став «петухом» однажды, человек лишается права на человеческое отношение в тюрьме и до конца срока подвергается унижениям. Выдерживают это не все, поэтому многие заключенные, попавшие в касту «петухов», заканчивают жизнь самоубийством.

Бывает и такое

Вышеупомянутые масти имеются во всех зонах и тюрьмах. Однако в некоторых бывают свои специфические, так называемые промежуточные касты.

Особенно много подобных каст на зоне, где содержаться несовершеннолетние преступники. На «малолетке», помимо уже указанных каст, имеются такие масти, как:

  • «форшмаки», в которую входят арестанты, совершившие какой-либо небольшой проступок на зоне из-за незнания правил и норм поведения;
  • «черти» – то есть те заключенные, которых уличили в воровстве у своих сокамерников;
  • «шныри», которые выполняют роль прислуги;
  • «прачки», «маслобойщики», «нехватчики» и прочие.

На некоторых взрослых зонах распространены своеобразные подкасты. К примеру, «приблатненные», в которую входят заключенные, которые составляют «свиту» «блатным» (при этом сами они блатными не являются). Или каста «негодяи», к которой относятся «блатные» арестанты, которые совершили какой-либо отвратительный поступок.

Жить «по понятиям»

К какой бы масти ни относился заключенный, он обязан соблюдать зоновские понятия. Понятия – это установленные нормы поведения заключенного в местах лишения свободы. Строгое соблюдение указанных неписанных правил помогает избегать возникновения конфликтных, а порой и опасных для жизни ситуаций.

Тюремные законы (или понятия) очень похожи на нормы жизни на свободе. Парадокс заключается в том, что часто арестанты, которые нарушали закон на воле (к примеру, воровали), в местах лишения свободы строго придерживаются правила «не воруй».

Основные зоновские понятия сводятся к следующему: не «стучи» и не кради у своих (то есть у таких же заключенных), не пускай «слова на ветер» (если пригрозил кому-то, то должен наказать; в противном случае накажут за болтовню).

Нельзя на зоне вмешиваться в чужие дела и разговоры, навязывать свое мнение, врать и ругаться матом (так как спрос за любое сказанное слово в тюрьме намного больше, чем на свободе).

Не стоит в местах лишения свободы жадничать: принято делиться с сокамерниками. Ну и, конечно, не стоит ставить себя выше остальных, ведь это может привести к страшным последствиям.

Странные нормы

На некоторых зонах есть и совсем странные законы. Особенно это касается колоний, в которых содержатся несовершеннолетние преступники. К примеру, нельзя ничего поднимать с пола, нельзя докуривать сигарету за арестантами, которые входят в более низкие тюремные касты.

Есть такие тюрьмы, в которых могут опустить только за то, что заключенный сходил в туалет и не помыл руки или заштопал себе носки.

Бывают и такие колонии, в которых в бане принято мыться двумя мочалками – одна до пояса, вторая – для всего остального. Полотенце, которое принято называть «вафельным», на зоне считается «полотенцем в клеточку». И очень не поздоровится тому заключенному, который этого правила не знает.

Зона «красная». Зона «черная»

По мастям делятся не только сами заключенные, но и места их содержания. Все зоны делятся на «черные» и «красные».

«Красные» – это те тюрьмы, в которых преобладают жесткие «ментовские» понятия. В подобных тюрьмах всячески поощряется взаимодействие заключенных с администрацией исправительного учреждения. Жизнь здесь протекает по правилам руководства зоны.

«Черные» тюрьмы (которых в России большинство) – это те исправительные учреждения, в которых все строится на воровских Здесь масти на зоне значение имеют огромное. Сотрудничать с администрацией такой колонии считается «западло».

На «черных» зонах заключенных, которые «стучат» руководству, относят к касте «козлов» (их еще называют «красными»). “Красный” на зоне никогда не сможет спокойно жить, так как у всех остальных арестантов он будет вызывать ненависть и будет считаться предателем.

Напоследок

За многие десятилетия в местах лишения свободы сформировались четкие и строгие правила и нормы поведения арестантов. Нарушение установленных правил приводит заключенных к наказанию, которое, чаще всего, заключается в переводе в самую низшую тюремную касту.

И если для обычного законопослушного гражданина подобное наказание кажется ребячеством, то для обитателей зоны – это самое суровое и строгое наказание. Ведь благополучное и спокойное отбывание срока напрямую зависит от того, к какой масти относится арестант.

Несмотря на то, что современное общество и мировоззрение внесло в тюремную жизнь множество нововведений, есть вещи, которые по прежнему остаются неизменными, – это тюремные касты (масти), воровские законы и понятия.

Источник: https://www.auturs.ru/pts/tyuremnyi-zhargon-frazy-s-perevodom-chto-znachit-zhit-po-ponyatiyam.html

Блатная феня: как появился воровской жаргон

Апельсин блатной жаргон. Тюремный жаргон

Любой замкнутый круг общения, в котором по тем или иным причинам оказываются различные люди, неизбежно порождает свой собственный язык. Это может быть профессиональный сленг, студенческое арго или блатной жаргон.

Представители преступного мира России создали самобытную субкультуру, в которой неизбежно отразились и тюремный быт, и особенности криминального бизнеса, и психология заключенных. Так что же это значит — ботать по фене?

Происхождение блатного жаргона

Блатной жаргон существует в нашей стране, как минимум, с момента появления первых острогов, где содержались осужденные преступники, то есть примерно с XVI века.
Долгое время феня оставалась лишь языком уголовных элементов.

Но с ХХ века началось распространение тюремной лексики среди обывателей. Во многом это связано с тем, что количество заключенных, отбывавших наказание в советских тюрьмах и лагерях, заметно возросло по сравнению с дореволюционной Россией.

Массовые амнистии, популяризация блатной романтики отдельными деятелями культуры тоже внесли свою лепту в этот процесс.

Изначально сам по себе блатной жаргон появился, чтобы скрыть информацию, не предназначенную для посторонних ушей.

Криминальные элементы могли обсуждать детали будущего ограбления в присутствии зевак или полицейских, не будучи изобличенными. Сидельцы предупреждали друг друга прямо при тюремщиках.

Сейчас, когда большинство обывателей и правоохранителей понимают блатную речь, лихие люди ботают по фене лишь для того, чтобы подтвердить свою принадлежность к преступному миру.

Свой блатной жаргон есть везде, где существует криминальная прослойка общества. Согласно распространенной в научных кругах версии феня возникла на основе языка коробейников (офеней). Не имея официальной письменности, офени передавали свой язык устно из поколения в поколение. Вскоре им стали пользоваться бродячие музыканты, конокрады, сутенеры, попрошайки.

Лингвистические особенности

Интерес среди лингвистов и просто любопытствующих интеллигентов к специфическому языку криминалитета всегда был высоким. Еще во времена царской России многие ученые публиковали труды на данную тему. Например, В. Даль сравнивал уголовный жаргон с «блатной музыкой», сочиненной ворами и жуликами разных мастей.

Примечательно, что В. Трахтенберг – составитель книги «Жаргонъ тюрьмы», изданной в 1908 году в Санкт-Петербурге, — по совместительству являлся международным аферистом. Этот предприимчивый делец как-то сумел продать французскому правительству рудники в Марокко, которых не было в реальности.

Яркой особенностью блатной фени является частое обращение к терминам из учебника зоологии.

Возможно, это связано с психологическими аспектами тюремной жизни, когда заключенному часто бывает нужно унизить сокамерников, продемонстрировать им свое пренебрежительное отношение.

Такие слова, как правило, несут негативный оттенок: петух, козел, бык, конь, крыса (ворующий у своих), наседка (стукач).

Блатная феня также изобилует прилагательными, перешедшими в разряд существительных, когда то или иное качество человека становится его обозначением. Например, блатной, смотрящий, ментовской, обиженный, опущенный, черный, красный, кумовской и т. п.

Исследователи отмечают, что блатной жаргон часто пополнялся заимствованиями из других языков: в российских тюрьмах кого только ни было. Например, известное слово «фраер», по одной из версий, произошло от немецкого frei, что переводится на русский как «свободный».

Слово «марвихер» (опытный вор высокой квалификации) на идише означает «способный заработать». А вот термин «барыга» (спекулянт, нечестный делец) образован от слова «барыш», имеющего тюркские корни.

Большая же часть фени – это упрощенные или устаревшие слова русского языка, которым иногда придается иное значение.

Блатной жаргон – явление меняющееся, живое. Каждая тюрьма или зона, каждая преступная профессия предполагают свои специфические словечки.

Кто говорит

Многие россияне недовольны тем, что слова из блатного жаргона постепенно перекочевывают в лексику людей, далеких от криминала.

Через средства массовой информации, фильмы и книги молодежь давно знает, что такое «гнилой базар» или «понты».

Однако тюремная субкультуры является неотъемлемой частью жизни нашего общества, а блатная феня богата на емкие фразы и самобытные выражения, яркость и эмоциональность которых трудно не признавать.

По фене ботают две основные категории людей: сами уголовники и так называемые «пассажиры», которые не имеют прямого отношения к преступному миру, но в силу тех или иных обстоятельств сталкиваются с криминалитетом.

Если для первых феня – это их язык, на котором они думают и говорят постоянно, порой даже не зная, как по-другому выразить свои мысли и чувства, то «пассажиры» хоть и понимают уголовную лексику, но пользуются ею лишь при необходимости.

Тех же людей, которые пытаются выдавать себя за блатных, используя теоретические знания жаргонных выражений, настоящие преступники вычисляют сразу.

Несмотря на то что феня практически изобличает преступника, воры говорят на своем языке, это часть их имиджа, которым они гордятся. Блатной жаргон понимается ими как свой особый язык, противопоставляющий блатных всему остальному обществу, законов которого они не признают.

Примечательно, что существуют переводы отдельных классических произведений на феню. Особенно в этой связи известен Фима Жиганец (настоящее имя – Александр Сидоров). Этот автор, например, переложил на блатной жаргон известное стихотворение М. Ю. Лермонтова «На смерть поэта».

Источник: https://the-criminal.ru/blatnaya-fenya-kak-poyavilsya-vorovskoj-zhargon/

Юридичка
Добавить комментарий